Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Трагедия мусульман-рохинья: что скрывается за последней вспышкой насилия?

Следует признать, что за трагедией мусульман-рохинья в Мьянме скрывается ожесточённая геополитическая борьба

Print

  Вячеслав Швед

Вот уже три недели как тема трагедии народа рохинья находится среди главных в мировых СМИ и мировой политике. Случайно ли сегодня возникло такое внимание к этой проблеме? Ведь она существует уже много десятилетий, и не раз происходило обострение ситуации, лилась кровь не только повстанцев и военных, но и, прежде всего, мирного населения – стариков, женщин, детей. Достаточно вспомнить хотя бы кровавые события в 2012 году и в октябре 2016 года, которые порождали всплеск внимания к этой трагедии, но ненадолго.

А вот начиная с конца августа 2017 года, эта проблема приобрела особенную остроту и значимость. Складывается такое впечатление, что тема рохинья стала чрезвычайно востребованной в современном геополитическом и геостратегическом противоборстве.

 
Краткая история проблемы

Рохинья – это этническая группа, одно из национальных меньшинств Мьянмы, исповедующее ислам. Их общая численность в стране – около 1 млн человек, что составляет около 4% всего населения Мьянмы, 90% жителей которой – буддисты. Рохинья живут в основном на западном побережье страны по соседству с Бангладеш. Они считают себя коренным населением территории современного мьянманского штата Ракхайн (Аракан) и считают себя потомками арабских переселенцев, колонизировавших регион. По этой причине в их языке много заимствований из арабского, санскрита, персидского и португальского языков.

Однако власти Мьянмы и буддистское духовенство имеют другую теорию появления рохинья в Мьянме. Опираясь на исторические факты и исторические исследования Британской империи, они утверждают, что рохинья по своему происхождению – это этнические бенгальцы-мусульмане, которых ещё в первой половине ХXI века переселили в тогдашнюю Бирму британские колониальные власти в качестве дешёвой рабочей силы из постоянно переселённой Бенгалии. Очередная волна переселенцев рохинья появилась в нынешней Мьянме в конце 60-х – начале 70-х годов ХХ века, спасаясь от последствий кровопролитной войны за независимость государства Бангладеш. Согласно закону Мьянмы о гражданстве страны от 1982 года, мигранты, прибывшие на территорию страны после 1823 года, не имеют права на гражданство.

Имеются также серьёзные исторические причины того, почему в своём большинстве власть и население Мьянмы негативно относятся к рохинья, и которые вследствие этого являются наиболее гонимым и бесправным народом Мьянмы.

Во время японской оккупации территории страны рохинья остались верны британской короне, получили от уходящей британской армии оружие и начали партизанскую борьбу с японскими колонизаторами. В свою очередь, буддийское население штата Ракхайн, поддавшись обещаниям японцев подарить Бирме независимость, поддержали новую колониальную власть. Мало того, в рамках японских колониальных структур была создана Национальная армия Бирмы во главе с прославленным героем генералом Аун Саном, отцом нынешнего фактически лидера Мьянмы Аун Сан Су Чжи. А когда Япония потерпела поражение во Второй мировой войне и покидала захваченные страны, Национальная армия Бирмы повернула оружие против своих бывших покровителей.

В самый разгар войны в 1942 году произошла так называемая «араканская резня» между мусульманами-рохинья и буддистами-араканцами. Число буддистов, убитых мусульманами, оценивается в 50 тысяч, десятки тысяч были вынуждены бежать. Одновременно тысячи представителей рохинья были убиты бирманцами при сотрудничестве с японской армией, более 40 тыс. рохинья были изгнаны на территорию современного Бангладеш. В результате весь регион был предельно поляризован, и между буддистами и мусульманами пролегла огромная пропасть.

Современная история преследований мусульман-рохинья в Мьянме начинается с 70-х годов, они постоянно ведутся со стороны власти и националистически настроенных буддистов. В 1978 году бирманская армия вместе с полицией провела против рохинья масштабную операцию «Король-дракон», в результате которой более 250 тыс. человек бежали в Бангладеш.

Весной 2016 года в Мьянме власть перешла от военной диктатуры к демократической оппозиции во главе с Аун Сан Су Чжи – лауреатом Нобелевской премии мира, дочери уже упоминавшегося легендарного генерала Аун Сана. Она сама провела 15 лет под домашним арестом при диктатуре военных. Её приход к власти был воспринят мировой общественностью с большой надеждой, её имидж на Западе был чрезвычайно высок – недаром знаменитый режиссёр Люк Бессон посвятил ей свой фильм «Леди». Однако в положении мусульман-рохинья после её прихода к власти ничего не изменилось. В ответ на критику в свой адрес из-за ситуации с рохинья она довольно цинично ответила: «Покажите мне страну без проблем в области прав человека». Вероятно, она не может забыть, что в годы Второй мировой войны и оккупации Бирмы японцами рохинья были открытыми противниками её отца.

По сути, рохинья являются одним из самых гонимых этнических меньшинств в мире. У них нет гражданства Мьянмы, и им не позволяется свободно перемещаться по стране без официального разрешения. Рохинья запрещено иметь более двух детей под предлогом того, что они представляют собой «демографическую бомбу» для Мьянмы. Им закрыт доступ к высшему образованию. Режим военной диктатуры проводил реквизицию их земельных владений в пользу буддистов и наложил на рохинья принудительную трудовую повинность. Штат Ракхайн, вследствие большого количества мусульманского населения, практически лишён помощи со стороны государства, имеет самый высокий с стране уровень бедности – 78%, что является дополнительным источником высокой напряжённости между буддистами и мусульманами.

 
Отчаянное сопротивление

Рохинья отчаянно сопротивляются. В 2016 году появилась вооружённая группировка рохинья «Армия спасения рохинья Аракана» (ARSA), разделяющая сепаратистскую и джихадистскую идеологию. По мнению аналитиков Международной кризисной группы, к созданию этой группировки приложили руки Саудовская Аравия и Пакистан, а лидер группировки Ата Улла имеет связи с частными лицами в Саудовской Аравии.

В октябре 2016 года боевики организации атаковали около 30 постов пограничной полиции в штате Ракхайн, в результате чего погибло 9 полицейских и ещё 4 – на следующий день столкновений. После инцидента с полицейскими постами военные силы Мьянмы начали масштабное преследование рохинья на севере Ракхайна. В ходе первоначальной операции сотни людей были убиты, многие арестованы, многие покинули Мьянму в качестве беженцев, чтобы найти убежище в близлежащих районах Бангладеш. Правозащитная организация Human Rights Watch («Стражи прав человека») обнародовала свидетельства о массовых казнях, леденящих душу зверских расправах над женщинами и детьми, уничтожениях целых деревень. По оценкам международных наблюдателей, начала 2017 года около 100 тыс. рохинья были переселены из-за актов насилия, около 70 тыс. бежали из Мьянмы в соседние страны.

Госдепартамент США выразил озабоченность относительно насилия в Ракхайне, осудило репрессии правительство Малайзии. На митинге протеста в начале декабря 2016 года премьер-министр страны Наджиб Разак признал происходящее насилие в Мьянме над мусульманами-рохинья «геноцидом». Уполномоченный по правам человека ООН Зейд Раад Аль-Хусейн в феврале 2017 года заявил:

«Жестокость, которой подвергаются дети рохинья, невыносима – какая ненависть может заставить человека ранить ребёнка, плачущего без молока матери».

Практически на стороне власти Мьянмы в их политике в отношении рохинья оказались две страны – Китай и Россия. В марте 2017 года Совет Безопасности ООН вынес на голосование резолюцию, обвиняющую армию Мьянмы в массовых убийствах, изнасилованиях и уничтожении целых деревень. Принять её помешало вето, которое наложили Китай и Россия. Мало того, в конце августа в разгар новой операции армии в районе Ракхайн министр обороны России пригласил главнокомандующего Вооружёнными силами Мьянмы старшего генерала Мин Аун Хлайнга принять участие в Международном военно-техническом форуме и армейских вооружённых играх «Арми – 2017». В августе в связи собострившейся обстановкой в Ракхайне МИД России опубликовал заявление, поддерживающее «усилия правительства Мьянмы, предпринимаемые с целью нормализации обстановки». В начале сентября официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила на брифинге, что Москва считает, что излишнее давление на власти Мьянмы и бездоказательные обвинения в преследовании мусульманского меньшинства обостряют и без того сложную ситуацию в этой стране:

«Какое-либо давление наряду с бездоказательными обвинениями в жестокости в отношении мусульман в нынешней обстановке может привести к обострению ситуации в этой стране и вокруг неё».

Касаясь позиции Москвы официальный представитель МИД заявила:

«Мы исходим из того, что официальные власти Мьянмы безотлагательно примут все возможные меры по недопущению эскалации насилия, восстановления на данной территории законности и правопорядка, обеспечения нормальных социально-экономических условий и урегулирования проблемы беженцев».

Такая позиция Москвы не удивительна. Ведь Россия ныне является одним из главных партнёров Мьянмы в военно-техническом сотрудничестве. В России проходят обучение мьянманские офоцеры, в 2015 году с Мьянмой был заключён контракт на поставку партии учебно-боевых самолётов Як-130 (превые три машины были переданы заказчику в 2016 году), а среди поставленных Россией в Мьянму вооружений есть истребители МиГ-29 и Су-27.

Последняя волна насилия в Мьянме вспыхнула после атаки боевиков «Армии спасения рохинья Аракана» на военную базу 25 августа. После этого события волна насилия и преслелований стала стремительно нарастать. Буквально сразу же после этого нападения Центральный контртеррористический комитет Мьянмы официально объявил ARSA террористической организацией. Количество беженцев-рохинья, бежавших за эти недели в Бангладеш превысила 370 тыс. Всего в лагерях беженцев на границе с Бангладеш до очередной вспышки насилия находилось более 670 тыс., из них около 357 тыс., бежавших с октября 2016 года.

Генеральный секретарь ООН Антонио Гуттереш 6 сентября призвал власти Мьянмы покончить с насилием в отношении мусульман-рохинья, грозящим этническими чистками и региональной дестабилизацией. Он также направил всем членам Совета Безопасности ООН письмо, в котором выразил опасение, что насилие может привести к «гуманитарной катастрофе с такими последствиями для мира и безопасности, которые могут выйти далеко за пределы границ Мьянмы».

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган назвал события в Мьянме геноцидом мусульман и заявил также о том, что вопрос о них поднят в ООН – 19 сентября началось его очередное обсуждение в Совете Безопасности. 7 сентября Лига арабских стран и Арабский парламент осудили последнее насилие в штате Ракхайн и призвали к международным усилиям с тем, чтобы прекратить «резню», а также призвали АСЕАН и ОИС к немедленным действиям.

Саудовский посол в Анкаре Валид Абдул аль-Караджи заявил, что Саудовская Аравия предпринимает усилия с тем, чтобы как можно скорее провести заседание Совета Безопасности ООН по этому вопросу:

«Саудовская Аравия как лидер исламского мира продолжит свои усилия и контакты для нахождения решения кризиса на международном уровне».

 
Какие же скрытые интересы внешних сил?

Ситуация в Мьянме с мусульманами-рохинья даёт всё больше оснований для вывода о том, что власти этой страны хотят покончить с этим вопросом не через устранение социально-экономических, политических и других причин, питающих этнорелигиозную вражду, а через практически полное вытеснение этой этнорелигиозной группы из Мьянмы, и в этом контексте ситуация очень напоминает трагедию палестинского народа, превратившегося в народ-беженца.

В последнее время обсуждается вопрос о геополитической и геостратегической составляющей данного конфликта. Какие же скрытые интересы внешних влиятельных игроков поддерживают пламя этого конфликта и даже стремятся максимально раздуть его за последних два года? Остановимся на нескольких главных версиях.

Прежде всего, важно отметить, что открывающаяся миру с таким трудом после многолетнего правления военных Мьянма, бывшая десятилетиями самой законсервированной страной Юго-Восточной Азии, с её геостратегическим положением и огромными ресурсами, является местом ожесточённого столкновения интересов Китая, Индии, США, Франции, Великобритании, России, Саудовской Аравии, Катара и других. Пожалуй, главная версия заключается в том, что обострение конфликта вокруг рохинья является способом оказать давление на Китай в контексте заметно усилившегося соперничества между США и КНР в Азиатско-Тихоокеанском регионе и с тем, чтобы подтолкнуть Китай к более жёсткой позиции в отношении Северной Кореи и её ядерных амбиций.

Долгое время Китай практически не имел внешних соперников в Мьянме и рассматривал её как свой важный стратегический форпост в Юго-Восточной Азии, играющий важную роль в обеспечении энергетической и военно-политической сфер безопасности. Место проживания в Мьянме – это участок морского побережья, выходящий на Бенгальский залив, – представляет для Китая важнейший коридор, через который проходят нефте- и газопроводы, соединяющие юго-западную китайскую провинцию Юньнань со стратегически важными для Китая регионами Ближнего Востока и Центральной Азии, имеющими первостепенное для Китая значение в обеспечении его углеводородным сырьём. Дальнейшее обострение ситуации в этой части Мьянмы на фоне подымающейся в исламском мире волны негодования и возмущения в отношении преследований мусульман-рохинья может иметь для Китая весьма неприятные последствия в энергетической составляющей его взаимоотношений с исламским миром.

В этом контексте важно обратить внимание на то, что под влиянием последних серьёзных поражений в Ираке и Сирии ИГИЛ и другие так называемые джихадистские международные структуры, вытесняемые из района Ближнего Востока, могут обратить самое пристальное внимание на такой «перспективный» для них регион, как Юго-Восточная Азия, в которой именно Мьянма с её острейшей проблемой мусульман-рохинья, может стать очередным полигоном для подобных группировок, тем более, что имеются серьёзные данные о связи ASRA с Саудовской Аравией и другими аравийскими монархиями.

Аналитики также не исключают, что к последней вспышке насилия в Ракхайне причастны и спецслужбы Индии. Их целью было подтолкнуть Китай к отводу войск с плато Докалам, являющегося предметом территориального спора Китая с союзным Индии Бутаном, где практически всё лето имело место опасное противостояние китайских и индийских подразделений.

Имеет место также версия, что нынешнее обострение ситуации с рохинья является попыткой надавить на союзный Мьянме Китай в вопросе о северокорейской ракетно-ядерной угрозе.

Так что следует признать, что за трагедией мусульман-рохинья в Мьянме скрывается ожесточённая геополитическая борьба, в которую вовлечены глобальные и региональные центры сил, стремящиеся достичь своих целей, не считаясь, по сути, со страданиями и горем сотен тысяч представителей гонимого народа.

Об авторе
COM_CONTACT_IMAGE_DETAILS

Заведующий отделом истории стран Азии и Африки ГУ «Институт всемирной истории НАН Украины»

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх