Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

1001 год забытых боевых искусств (часть 1)

Print

Часть 1  Часть 2 

  Мастер Мохаммед Хамуч (Mohammed Khamouch)

С первых лет Ислама мусульманские купцы и путешественники арабского и персидского происхождения устремлялись в Китай ради торговли шелком. Они пускались в опасные путешествия, чтобы наладить прочные торговые связи, которые продлятся века. Это вызвало поразительный экономический рост мусульманских купеческих общин, особенно в древней столице Китая, Чанань (ныне Сиань, провинция Шэньси), на восточном конце Великого шелкового пути и в морских портах Цюаньчжоу (известном арабским купцам как Аз-Зайтун) и Гуанчжоу (Кантон) по тому же маршруту.

Постепенно мусульмане расселились по всей стране и быстро получили право самостоятельно вести свои внутренние дела, строить мечети и назначать кади (судей), улаживавших споры в соответствии с шариатом.

В 756 году во время восстания во главе с военачальником Ан Лушанем император Суцзун обратился за помощью к аббасидскому халифу Абу Джафару аль-Мансуру — тот прислал 4000 воинов, которым удалось усмирить мятеж и вернуть императору столицу.

Рис. 1. Современная фреска на стене монастыря Шаолинь. Настоятель и главный монах в черном (в центре) наблюдают за тренировкой иностранных учеников. Монастырь Шаолинь пережил подъемы и падения многих династий. Он знал времена славы и уничтожения его гордости и наследия и оказал огромное влияние на современные боевые искусства мира. Когда-то говорили, что один шаолиньский монах стоит тысячи солдат

Чанань, «город вечного мира», постепенно вернулся к нормальной жизни и вернул былое величие как один из самых процветающих городов на планете. В период династии Тан (618–907 гг.) здесь взаимодействовали и тесно переплетались самые разные культуры, религии и философские доктрины. Привлеченные благоприятными условиями для научной деятельности, сюда прибывали многочисленные японские и корейские ученые.

Большинство воинов, присланных Аббасидами на помощь императору Суцзуну, приняли его приглашение остаться в Китае, взяли в жены местных женщин. Так начался процесс естественной интеграции мусульман в китайское общество с сохранением их исламской самобытности на почве общего происхождения от глубоко почитаемых мусульманских предков. На протяжении столетий этих предков называли хуэй (хуэйхуэй)— это один из этнонимов китайских мусульман, национального меньшинства, считающихся одним из самых древних и редких мусульманских народов мира.

Вообще, яркую мозаику народов, сложившуюся в Китае, как нельзя лучше описывают слова Корана:

«О люди! Воистину, Мы создали вас из мужчины и женщины и сделали вас народами и племенами, чтобы вы узнавали друг друга» (Коран, 49:13).

В эпоху династии Юань (1279–1368 гг.), основанной монгольским ханом Хубилаем, мусульмане получили особый статус, их называли дашмань, «образованные», за их выдающиеся способности и достижения на поприще государственной службы, астрономии, астрологии, медицины, фармакологии, архитектуры, философии, писательства и торговли. Известный писатель Пу Сунлин (Ляо Чжай), имевший арабские корни, даже создал ряд рассказов, считающихся аналогом арабской «1001 ночи» и переведенных на разные языки.

Мудрое управление вельмож и чиновников хана Хубилая, среди которых было более 30 высокопоставленных мусульман, отмечал Марко Поло (1254–1324 гг.), пораженный величием этого правителя. Из 20 административных округов 8 находились под управлением мусульман. Мусульмане занимали высокие государственные посты, были военными советниками, а также знатоками боевых искусств и телохранителями, сопровождавшими караваны во время долгих опасных переходов. Мусульманские ученые привлекались для таких важных предприятий, как строительство знаменитой обсерватории в Шэньси.

Империя нуждалась в людях, достойных занимать самые значительные посты, и среди мусульман находились те, кому это блестяще удавалось. Известны имена двух инженеров-хуэйхуэй, или хуэйцзу, имевших отношение к созданию «мусульманской пушки» в период династии Юань:  Аллахуддин аль-Муфари (Вань Ху), позднее назначенный заместителем командира армии численностью от 3 до 7 тысяч человек, и мусульманин сирийского происхождения по имени Исмаил, руководивший производством «пушки». Созданное ими огнестрельное орудие применили во время обстрела крепости Сянъян в Хубэе. По-видимому, это ибыл первый известный случай применения пороха.

Процветанию империи Юань способствовал видный сановник, потомок Пророка (мир ему и благословение) Саид Умар Шамсуддин (Саид аль-Аджалл) и его сын, Насир ад-Дин, который активно занимался призывом к Исламу и обратил в эту религию тысячи людей. Мальчиком Умар был отдан отцом, эмиром Бухары, в заложники Чингисхану— тот отвез его в Пекин, где он получил образование на арабском и китайском языках, усвоил монгольскую и китайскую культуры. В 1271 году Хубилай назначил его губернатором провинции Юньнань, а после смерти удостоил титула «принца Синъяна». При Умаре были проведены реформы образования, судебной системы, сельского хозяйства. Он основал в Юньнани первые конфуцианские храмы, хотя был благочестивым мусульманином.

Шамсуддин изучил загадочное для большинства современных ученых древнекитайское философское сочинение «И цзин» («Книга перемен»), датируемое примерно 909 годом до н.э. и заимствованное конфуцианской традицией.

По некоторым источникам, с именем Шамсуддина связывают графическое изображение понятия тайцзи — «великий предел», одной из важнейших категорий даосизма, изображающей предельное состояние бытия и принцип слияния двух высших начал. Умер он в 1279 году в возрасте 67 лет, похоронен в усыпальнице, построенной в его честь в Гуанчжоу.

«Великий предел» породил две противоположные силы «инь» и «ян», перетекающие друг в друга, и без их взаимодействия не может существовать ни одно позитивное или негативное явление во Вселенной.

На Западе понятием «боевые искусства» обозначают искусство войны. Не случайно англоязычный термин martial arts произошел от имени римского божества войны Марса (Mars), тогда как философия китайских боевых искусств опирается на понятие го-цзюй: го означает «твердый», а цзюй — «мягкий». Негативный элемент инь соответствует жесткому кунг-фу (распространенный искаженный латинизированный вариант от гун-фу, «боевое искусство»), позитивный элемент ян — мягкому кунг-фу.

В Китае действительно существует несколько сотен видов боевых искусств, но все они — ответвления всего нескольких отдельных направлений, которые по сути сводятся либо к «внешнему» (жесткому), либо, реже, к «внутреннему» (мягкому) кунг-фу. Что касается мусульманского кунг-фу, то оно занимает промежуточное место, находясь примерно посередине между популярными внешними и внутренними китайскими стилями.

Еще на рассвете цивилизации человеку необходимо было уметь вести рукопашный бой и воевать, чтобы защитить себя и свое имущество. За многие века непрерывной борьбы у разных народов естественным образом выработались собственные стили боевых искусств, включающие схожие боевые техники в сочетании с определенными культурными и духовными ценностями. Поколение за поколением воспитывались на идеалах воинской доблести, образах легендарных мастеров боевых искусств, непревзойденных лучников, фехтовальщиков, наездников.

Есть исторические доказательства того, что уже несколько тысяч лет назад в Юго-Восточной Азии устраивались состязания по всевозможным видам боевых искусств.

Рис. 2. Сцена в камне на входе в храм Шаолинь в память о древней шаолиньской традиции, запечатлевшая монахов вмомент единоборства

Одно из первых изображений рукопашного боя обнаружено на вавилонской табличке, датирующейся примерно 3 тысячелетием до н.э. На ней изображены два борца во время боя, боевые позы и техника блокирования атаки характерны для азиатских боевых искусств. Другой объект был обнаружен в 1975 году в ходе археологических раскопок в уезде Цзянлин в провинции Хубэй и датируется периодом династии Цинь (221–207 до н.э.). Это деревянный гребень с изображением двух полуобнаженных борцов, за боем которых наблюдает судья.

Однако свидетельства существования элементов китайского боевого искусства, на Западе называемого кунг-фу, можно проследить примерно до 2700 года до н.э. — до эпохи правления легендарного Желтого императора Хуан-ди, который сразился с великаном Чи Ю при помощи приемов традиционной китайской борьбы и победил его. Этот стиль отличается от западной борьбы, или дзюдо. Он назывался шуайцзяо, или шуайдзо, ивключал работу кистями рук и голенями, а также удары ногами, и возник около 700 года до н.э., став одной из самых ранних упорядоченных боевых систем, которая использовала приемы, поразительно похожие на приемы кунг-фу.

Покойный мастер Чжан Дун Шэн (1905–1986 гг.) из провинции Хубэй, хуэй по происхождению, был одним из известнейших китайских толкователей древнего искусства шуайцзяо. По словам ведущего ученика мастера Чжана Мэтта Моллики (Matt Mollica), имеющего 5 дэн, «атака Чжан Дун Шэна была похожа на то, как будто ваша рука застряла в блендере». Мастер Чжан был знаком с уловками разных стилей и свыше 50 лет оставался непобедимым.

Рукопашные схватки часто устраивали перед императором как демонстрацию военной подготовки, со временем такого рода бои стали различаться по технике, и это привело к развитию различных боевых систем. При династии Шан (1523–1027 гг. до н.э.) воины сражались, надев рога животных: они исполняли народный танец, после чего хватали друг друга и бросали на землю. При династии Чжоу (ок. 1027–256 гг. до н.э.), в начале «железного века», знать и широко распространившиеся философские школы поощряли занятия стрельбой из лука и верховую езду.

Боевые искусства, происходившие из Восточной и Юго-Восточной Азии, обладали глубокими мистическо-духовными корнями и переплетались с философскими учениями и верованиями: конфуцианством, буддизмом, даосизмом и, наконец, Исламом. Последователи Ислама в совершенстве владели ушу, или «военными искусствами», которое считалось священной практикой. Это отражено в известной мусульманской пословице, приписываемой пророку Мухаммаду (мир ему иблагословение): «Искать знаний, даже отправляясь в Китай».

Примером того, как следовал этому принципу сам Пророк (мир ему и благословение), может служить «битва у рва» в 627 году (5 году по хиджре). Посланник взял на вооружение стратегию, предложенную персом, Салманом аль-Фариси: велел в оборонительных целях вырыть ров вокруг Медины. На тот момент этот способ обороны был неизвестен арабам, но постоянно использовался в Сасанидской империи.

Духовные верования сыграли важную роль в развитии современных боевых искусств Восточной и Юго-Восточной Азии. Хотя китайским боевым искусствам более 5000 лет, десять лет назад состоялось пышное празднование 1500 годовщины монастыря Шаолинь, где были разработаны уникальные боевые техники на основе тщательно изученных особенностей поведения разных животных. Некоторые из них буквально запечатлены в интерьере и экстерьере храмового комплекса Шаолинь, среди них— Зал тысячи Будд, на протяжении многих лет использовавшийся для тренировок монахов: на каменном полу видны потертости и неровности, оставленные ногами монахов.

Различные модели боевых навыков постепенно развились в эффективные приемы боя. Например, звериный стиль кунг-фу, известный в Китае под названием танланцюань, был изобретен почти четыреста лет назад, вконце династии Мин, когда мастер Ван Лан из восточной провинции Шаньдун наблюдал за боем богомола с цикадой.

Храм Шаолинь — одно из самых известных религиозных учреждений Китая, — расположен на горе Суншань, в 15 км от города Дэнфэн в провинции Хэнань. Основан в 495 году по приказу императора Сяо Вэнь-ди (династия Северная Вэй 386–534 гг.), построен буддийским монахом по имени Бхадра (по-китайски Футо).

Рис. 3. Автор статьи с маленьким шаолиньским монахом в храме Шаолинь во время празднования 1500-летия монастыря

В первые десятилетия VI века в Гуанчжоу из Южной Индии прибыл 28-й патриарх буддизма Бодхидхарма (по-китайски Дамо). Здесь его принял император У-ди из династии Лян (502-577 гг.). В поисках духовного просветления Бодхидхарма поселился в монастыре Шаолинь, где основал первую школу чань-буддизма и передал своим ученикам различные дыхательные техники и упражнения для совершенствования длительных медитаций. Считается, что эти техники и чань-буддизм (дзен по-японски) легли в основу современных боевых искусств.

Более чем через сто лет, в 651 году, при династии Тан, в Китай прибыла делегация из Медины, отправленная халифом Усманом ибн Аффаном (644–656 гг.). Ее возглавлял Саад ибн Абу Ваккас из племени бану Зухра, к которому принадлежала мать пророка Мухаммада, Амина, дочь Вахба. Посланцы прибыли в порт Гуанчжоу. Саад был одним из самых отважных воинов среди мусульман, одним из искуснейших лучников, всегда попадавшим в цель, и первым человеком, выпустившим стрелу в защиту Ислама.

До миссии в Китай Саад участвовал во многих боях, а вместе с ним и другие известные сподвижники, в том числе Али ибн Абу Талиб, которому сам Пророк (мир ему иблагословение) вверил свой легендарный меч-зульфикар со словами: «Ни один меч не сравнится с зульфикаром, и ни один молодой воин – с Али». Али показал исключительную смелость в бою, а за виртуозное владение мечом его прозвали Асад Аллах, «лев Аллаха». Али, прославившийся среди соплеменников своим мастерством и храбростью в бою, имел огромное влияние на умму от Марокко до северо-запада Китая, где первые мусульмане совершенствовались в искусстве боя на шестах («шестах Али»), а также боя на китайских прямых мечах цзянь и его разновидностях, представленных комплексами «меч Корана» и «меч Сулеймана».

Известен случай, когда во время «боя у рва» Али ибн Абу Талиб свалил противника на землю и уже занес над ним саблю, чтобы убить, но тот плюнул ему в лицо, и в этот момент Али остановился и не стал его убивать. «Почему ты меня пощадил?»— спросил поверженный воин. «О Милосердный Аллах! Ты сотворил жизнь священной и неприкосновенной!»— воскликнул Али, а затем ответил:

«Разрешается отнимать жизнь только во время священной войны, но когда ты плюнул мне в лицо, ты задел мою личную гордость иразгневал, поэтому вместо того, чтобы ударить тебя мечом, я ударил по моим страстям ради Аллаха».

Противник был поражен благородством Али, икогда Али его отпустил, он не убежал, а немедленно принял Ислам.

Имам ибн Кайим аль-Джаузия (1292–1350 гг.) в своем сочинении «Заад аль-маад» подчеркивал важность упражнений и их благотворное воздействие на тело: они укрепляют его, повышают сопротивляемость организма и защищают от болезней. Он писал о тренировке памяти, мышления, чтения, упражнениях для слуха, речи, зрения— от простой к сложным. Кроме того, он указывал на необходимость самодисциплины и воспитания нафса (души) в моменты радости или печали. Писал о терпении и упорстве, опрощении, благочестии и смелости. Все эти качества— существенные элементы восточных философских учений, составляющих фундамент боевых искусств в их современном понимании.

Стремление к достижению всех этих качеств и глубокой мудрости, а вместе с ними и совершенствование, закаливание и тренировка физического тела, содержание его в наилучшей форме — одна из религиозных и мирских обязанностей мусульман, выполняющих предписания Ислама как целостного учения об образе жизни.

Ежедневная пятикратная молитва (намаз), дополнительные ночные молитвы (тахаджуд) тоже помогают воспитанию нафса и стимулируют организм. Исполнение обязанности хаджа (паломничества) требует существенных физических и психологических усилий, но это еще и хорошая тренировка для сердца и всего организма. Как говорил римский поэт Ювенал около 2 тысяч лет назад, «в здоровом теле здоровый дух».

На протяжении периода существования исламского государства, мусульмане поддерживали и развивали искусство владения мечом. И сегодня меч (саблю) можно увидеть во всех уголках исламского мира, от Марракеша до Джакарты, на государственных флагах либо как настенное украшение. В первый месяц исламского лунного календаря, мухаррам, в мусульманских странах Юго-Восточной Азии обязательно проходят ритуальные шествия с мечами. Такие шествия приурочены к началу нового года (раас аль-аам), когда принято совершать ритуал очищения мечей (на малайском они называются мата, на яванском — вилах). На Яве мухаррам также совпадает с ритуалом суро, когда яванцы чистят свои традиционные изогнутые кинжалы, называемые крис (клинок такого 30-сантиметрового кинжала имеет характерную волнообразную форму).

В X веке классический китайский трактат Сунь Цзы «Искусство войны» получил известность у японских самураев, которые сначала учились бою на настоящих мечах и только потом переходили на тренировочный меч-боккен. Его изготовляли из дерева, он был того же веса и размеров, что и настоящий, и им тоже можно было ранить или убить. Японское искусство изготовления мечей сопровождалось особыми ритуалами и веками хранилось мастерами. Первым, кто применил дзен к искусству боя на мечах, был великий мастер дзен Такуан Сохо.

Более оригинальную форму, чем китайский цзянь или дамасский клинок, имеет уруми— традиционный индийский меч-пояс (лента), который носили мастера южноиндийского боевого искусства каларипаятту. Обычно уруми изготавливают из нескольких обоюдоострых полос гибкой стали и носят под одеждой как ремень. Выхваченный внезапно, он приводит противника в замешательство, работает как плеть, свистя в воздухе, и является смертельным оружием, которое способно отрезать головы в бою со сразу несколькими противниками. Искусство владения уруми, по-видимому, никогда не было распространенным из-за сложной техники и опасности для самого бойца: достаточно одного неосторожного движения и такой меч может сработать против его обладателя.

При Омейядах (651–750 гг.) пешие воины использовали такое оружие, как лук, копье, обоюдоострые мечи и метательные копья; для защиты использовались шлемы и кожаные рубахи с многочисленными складками. Как сообщает Ибн Хальдун (1332–1406 гг.), в те времена существовало два метода боя: атака и отступление либо ближний бой. Последний омейядский халиф ввел деление на небольшие компактные группы, тогда как раньше арабские воины шли в бой шеренгами по двое или по одному.

И мусульмане, и христиане чтят Салах ад-Дина аль-Айюби (1138–1193 гг.), или Саладдина, который был воплощением великого воина, рыцаря без страха и упрека, неизменно справедливого к побежденным и беззащитным. Он достиг выдающихся успехов в войне с крестоносцами, в частности, в 1187 году победил их в судьбоносном сражении у Тивериадского озера и вернул Иерусалим (Аль-Кудс) мусульманам после 88-летнего правления городом крестоносцами.

Если Ричард Львиное Сердце продемонстрировал мастерское владение мечом, разрубив железный прут, то Саладдин своей изогнутой саблей перерубил в воздухе шелковый платок. Точно такой же контраст представляют собой внешний и внутренний стили кунгфу: «внешний» — жесткий, опирающийся на силу мышц и более простой в овладении, и «внутренний» — мягкий в действиях, использующий внутреннюю энергию ци. На овладение этим стилем уходят многие годы.

Тем не менее, в Китае боевыми искусствами занимаются тысячи людей всех возрастов. Иногда это выглядит как ежедневная зарядка в ближайшем парке — так практикуют тайцзицюань, самый популярный из «внутренних» стилей ушу после син-и (син-и-цюань) и пигуа-цюань. Многие десятки лет этот стиль привлекает все новых приверженцев плавностью движений и спокойствием духа. Его фундаментальный принцип заключается не в сопротивлении или противодействии атакующей силе, а обращении этой силы против нее самой и сдерживании нападающего.

Рис. 4. Атака обоюдоострым мечом из положения продольного шпагата в исполнении автора

Кроме того, у первых мусульманских воинов было принято носить меч на ремне через плечо, но при Айюбидах и мамлюках получили распространение ножны, подвешиваемые к поясу. С таким же благоговением относились к своим мечам японские самураи, пока в 1868 году во время реставрации Мэйдзи не вышел указ, запрещающий самураям носить мечи в общественных местах. Особо ценилось холодное оружие из Китая, Индии и Малайзии, оно отличалось высоким качеством и считалось эталоном оружейного производства.

Влияние боевых искусств не ограничивалось пределами Китая. Они были завезены китайскими иммигрантами в США во время «золотой лихорадки» 1848 года. После Второй мировой войны американцы, оккупировавшие остров Окинаву, познакомились с карате. В то же время послевоенная Европа восстанавливала серьезно пострадавшую от войны экономику, и ей было восновном не до спорта.

Европейцы получили элементарное представление о дзюдо, которое называли также джиу-джитсу, или «японская борьба», еще в начале XX века, но японские журналы с материалами о карате стали попадать сюда с Дальнего Востока и США только в 1950-х. Во Франции карате появилось благодаря французу турецкого происхождения Джиму аль-Шейху (JimAlscheik). Аль-Шейх учился дзюдо, карате, айкидо и кендо у мастера Минору Мотидзуки, основателя школы боевых искусств Ёсэйкан Будо в Японии. Аль-Шейх преподавал карате во Франции и странах Северной Африки, умер в Алжире во время восстания 1961 года.

Массовое распространение боевых искусств приходится на 1970-е. Тогда во всем мире приобрели популярность японское карате («путь пустой руки») и корейское тхэквондо, для которого характерно активное использование ударов ногами. В основном благодаря классическим фильмам, вроде «Герои белого журавля» с мастером стиля «белого журавля» Кван Так-Хингом, и, позднее, «Возвращение дракона» с Брюсом Ли (настоящее имя Ли Чжэньфань, 1940–1973 гг.), а также другим.

Брюс Ли стал легендой боевых искусств еще до того, как добился актерской славы, заслужив признание всего мира за популяризацию на Западе восточных единоборств и восточных систем оздоровления. В 13 лет он начал заниматься стилем ушу под названием вин-чунь — «поющая весна». По легенде, стиль был разработан женщиной по имени Ян Юнчунь (Ян «Поющая весна»), дочерью монаха мифического Южного Шаолиня, более ста лет назад. Однако Брюс Ли овладел этим боевым искусством в Гонконге под руководством знаменитого мастера Ип Мана (1884–1972 гг.), патриарха современного вин-чунь.

Со временем Брюс Ли разработал свой стиль кунг-фу под названием джиткундо — «путь опережающего кулака», компиляцию нескольких видов единоборств: в нем используются захваты, приемы бокса, низкие и высокие удары, а также приемы обезоруживания и контратаки, применяемые в исламских боевых искусствах, таких как филиппинское кали (другие названия: арнис, эскрима). Брюс Ли отрицал, что выдумал нечто новое, говорил, что джиткундо — только название. Просто ему хотелось освободить бойцов от оков какого-то определенного стиля, модели, учения.

В целом, благодаря Брюсу Ли представления о восточных единоборствах претерпели коренное изменение, так как он возродил интерес ко многим стилям. Стремясь уравновесить все стили, Брюс Ли разработал специальные приспособления для тренировок и заимствовал тренировочные техники у единоборцев разных стран, например Индии, у которых он взял метод «кошачьей растяжки» для совершенствования своей техники рукопашного боя.

Рис. 5. Боковой удар в прыжке, демонстрируемый автором. Используется для поражения цели на значительной высоте, один из самых мощных и распространенных ударов в «жестком» кунг-фу и корейском тхэквондо

Интерес Ли к философии заставил его изучать философские основы боевых искусств, в частности, концепцию инь-ян в применении к кунг-фу. Своими рассуждениями и логикой Ли завоевал авторитет в среде поклонников боевых искусств и не переставал поражать людей во всех уголках мира, особенно на Западе. В каком-то смысле его влияние можно сравнить с влиянием философского гения Ибн Рушда (1126–1198 гг.), известного на Западе под именем Комментатор. Его философские трактаты, неопровержимые доказательства, гипотезы и выводы по разным философским вопросам имели далеко идущее влияние на развитие различных отраслей знаний как на Востоке, так и на Западе. Несмотря на то, что его учение неоднократно подвергалось критике ученых исламского и христианского мира, оно заняло прочное место в анналах мировой научной мысли.

Близкий друг и ученик Брюса Ли, американский профессиональный баскетболист Карим Абдул-Джаббар имел рост 2 м 18 см и снялся с ним в фильме «Игра смерти». Карим и Брюс часами спорили на философские темы, особенно их привлекала фигура суфия Джалал ад-Дина Руми (1207–1273 гг.), одного из величайших мистиков Ислама.

Среди тех, кто восхищался Брюсом Ли, был и абсолютный чемпион мира в тяжелом весе боксер Мухаммад Али (1942–2016 гг.). Али очень любил восточные единоборства и даже стал обладателем почетного «черного пояса» по тхэквондо, который в июне 1976 года ему вручил президент Всемирной федерации тхэквондо доктор Ун Ён Кин. В 1979 году Али был тепло принят мастером стиля «белого журавля» Люком Чи Фу в Гонконге.

Боксерский дух Али, в свою очередь, вдохновлял Брюса Ли, который, бывало, закрывался в комнате и пересматривал, анализировал его бои, чтобы воспользоваться боксерскими приемами в собственной технике спарринга. Брюс демонстрирует танцующие боксерские движения, похожие на движения Али, в фильме «Путь дракона» с Чаком Норрисом. Кроме того, у своего друга и ученика Дэна Иносанто Брюс научился приемам филиппинского рукопашного боя и боя на палках кали (эскрима).

Кали — древнее филиппинское боевое искусство. Филиппинский архипелаг находится на пересечении важнейших торговых путей, и его население многие века сталкивалось с другими народами, подвергалось влиянию их культур, и это отразилось на филиппинских боевых техниках.

Данный вид боевого искусства зародился на юге Филиппинского архипелага, где проживает мусульманская община моро. В отличие от других азиатских боевых искусств, основанных, прежде всего, на технике боя без оружия, в кали делается акцент на использовании оружия, и только после овладения им ученик переходит к технике прямого боя.

Под термином кали подразумевают около 100 разных стилей. Их делят на северные, центрально-восточные, западные и южные. Это боевое искусство практиковалось на Филиппинах практически повсеместно как средство самообороны при помощи одной или двух палок либо сочетания длинной и короткой палок или кинжала.

В кали прослеживается большое влияние индонезийской исламской культуры периода до колонизации. Известно, что во времена правления султана Абу Бакра на архипелаге Сулу в 1450 году на праздниках и торжественных церемониях мусульманские воины исполняли танец с саблями — дабус.

Но внимание европейцев филиппинские боевые искусства привлекли в 1521 году, когда испанский флот под командованием португальского путешественника Фернана Магеллана высадился на острове Мактан. Магеллан пробовал обратить местные мусульманские племена в христианство и заставить их платить дань королю Испании. Те отказались, и иноземцы попытались принудить их, но столкнулись с сильными противниками. Несмотря на то, что европейцы были вооружены мечами и мушкетами, они не смогли противостоять местным воинам, сражавшимся с копьями. Вождь Лапу-лапу, убивший Магеллана, считается первым национальным героем Филиппин и одним из первых мастеров древнего боевого искусства.

В середине XVI века в соседнем Таиланде из традиционного сиамского искусства боя с оружием краби-крабонг (бой на мечах и палках) возник тайский  бокс, или муай тай. Это произошло в правление короля Наресуана, отстоявшего независимость Сиама в борьбе с Бирмой изначительно расширившего пределы государства. Этот же период — время расцвета мусульманских султанатов на филлипинском острове Минданао и особенно на архипелаге Сулу. Вскоре после открытия Магеллана испанским завоевателям, владевшим огнестрельным оружием, все же удалось покорить население филиппинских островов. Это завоевание неизбежно имело последствия для мусульман острова Лусон, на севере архипелага: они были вынуждены принять католичество— заисключением архипелага Сулу и острова Минданао, где испанцы встретили серьезное сопротивление местного населения, моро.

Задолго до испанской колонизации, оставившей неизгладимый отпечаток на Филиппинах и их культуре, у филиппинцев существовала своя традиционная медицина, астрономия, имелись технические достижения и письменность. По преданию, кали возникло на Филиппинах в XII веке, когда прибывшие с Борнео десять вождей (дату) основали здесь школы ботоан, где стали учить местные племена боевым искусствам, а также академическим предметам и сельскому хозяйству.

Большинство письменных произведений филиппинцев уничтожили испанские завоеватели, пытавшиеся усилить свое влияние на коренное население. Это привело к возникновению новых методов и терминологии кали, например, к появлению понятий арнис де мано (что значит «оружие в руке»), испанского эспада и дага (рапира и кинжал), эскрима (от исп. «фехтование») и пр.

В течение трехсот лет колонизации испанцы запрещали заниматься кали и носить холодное оружие. В ответ на этот запрет филиппинцы стали практиковать боевое искусство втайне, используя при этом палки из ротанга и твердых пород древесины. К XVII–XIX векам традиционное боевое искусство претерпело радикальные изменения, так как к этому времени старые техники боя и преподавания были вытеснены новыми. Стиль арнис де мано стал элементом народных танцев, таких как моро-моро, которыми развлекали испанцев, а те так и не распознали в замысловатых движениях рук и ног движения боевых техник.

Остров Окинава переживал ту же ситуацию вначале XVII века, когда сюда вторглись японские войска. Боевые искусства были запрещены, оружие конфисковано, поэтому население стало использовать подручные средства, обращаясь к раннекитайским моделям оружия, а позднее — к разновидностям южно-азиатского происхождения, таким как серповидные ножи кама и нунчаку — две короткие палки, соединенные веревкой или цепью (изначально — цепь для обмолота риса). Они получили широкую известность, благодаря персонажам Брюса Ли.

Еще одна древняя филиппинская система боя без применения оружия, использовавшаяся мусульманами острова Минданао и архипелага Сулу в колониальный период, — кун-тао. Стиль, изобретенный народом таусуг на Минданао. За основу взяты движения животных, используется как мягкая, так и жесткая техника боя. Испанцы изо всех сил старались покорить юго-западную часть мусульманских Филиппин из-за богатых природных ресурсов и запасов золота, но эти попытки всегда кончались поражением, наносимым воинами моро, владевшими техникой кали и отчаянно бившимися за свою веру в священной войне хураментадос.

Благодаря усердным тренировкам, моро достигли выдающегося уровня владения кали: они умели наносить удары с невероятной скоростью, точно по участкам тела, где находятся нервные окончания. Моро веками берегли это искусство, различными методами пытаясь продемонстрировать единую стратегию своего боевого духа. По словам одного из ведущих гуру мусульманских боевых искусств в США Дэна Иносанто, «мусульманские воины противопоставляли испанскому завоеванию свою религию, свою смелость и свое несравненное умение драться».

Рис. 6. Сотрудник службы охраны в боевой стойке, готовый к атаке с помощью двух ротанговых палок (бастон), Манила

Мусульманам-моро удалось сохранить достоинство и независимость благодаря знанию кали и отчаянной смелости, которые помогли им остаться непобежденными. Кали — это законченная система самообороны, применяющая холодное оружия, палки различных форм и размеров и распространенная на островах Юго-Восточной Азии. Один из самых популярных видов оружия здесь — кинжал-калис, также называемый крис или баронг. Он был распространен у моро и индонезийских купцов, которые завезли его на Филиппины. Другой популярный вид холодного оружия — калистас (балисонг, или «нож-бабочка»), которым пользовались более тысячи лет назад.

Оружейники моро продолжают изготовлять всевозможные традиционные виды холодного оружия, некоторые из них в точности повторяют те, что выставлены в Музее Ага-хана на острове Минданао.

По окончании испанского господства в 1898 году в результате американо-испанской войны моро, чей султанат на Минданао ранее принес присягу Османскому халифу в Стамбуле, продолжали оказывать сопротивление. Их, вооруженных своими кинжалами, не пугали американские пистолеты 38 калибра, и тем пришлось перейти на револьверы 45 калибра. Такое же поражение потерпели японцы, столкнувшиеся в бою с воинами-моро в красных повязках, которые надевали их подобно Абу Дуджане (сподвижнику Пророка) и проявляли не меньшую храбрость, сражаясь не на жизнь, а на смерть.

Красные ленты носили с традиционным костюмом эскримадоров (мастеров техники экскрима) — как последователь Брюса Ли, учившийся у него джиткундо, Дэн Иносанто в фильме «Игра смерти». В Таиланде бойцов муай тай отличают от современных спортсменов как «духовных бойцов», поэтому, выходя на ринг, они надевают на голову монхон — повязку из плотного материала, имеющую священный смысл и получившую благословение в семи буддийских монастырях, и исполняют ритуальный танец рам муай. Многие тайские боксеры и чемпионы, как бывший чемпион по тайскому боксу в легком весе Абдул Соторн (Abdul Sothorn), были мусульманами и демонстрировали потрясающие способности в данном боевом искусстве.

В отличие от прочих азиатских боевых искусств, мастера кали оттачивали свою дисциплину и идеологическую сплоченность в условиях пятисотлетней борьбы за защиту своей независимости и неприкосновенности. Они достигли высочайшего мастерства и точности как в рукопашной схватке, так и в вооруженном столкновении. Таким образом, на формирование и развитие стиля повлияли уникальные условия, сложившиеся на Филиппинах.

Для лучших мастеров кали, познакомивших с этой системой американцев, примером служили мусульманские учителя, такие как учитель Дэна Иносанто мастер Джон (Хуанито) Лакосте (1887(9?)–1978 гг.). Дэн утверждает, что мастер Джон получил подготовку в разных филиппинских школах, в том числе у мастеров-моро на юге Филиппин, где мастер Джон принял Ислам и мусульманское имя, чтобы быть принятым мусульманскими наставниками и научиться у них искусству владения холодным оружием.

Другой хорошо известный представитель кали, мастер Флоро Виллабрилле (1912–1992 гг.), родился на филиппинском острове Себу. Он учился с детских лет у дяди и деда, а позже попал в деревню Гундари на острове Самар, где его наставницей стала слепая принцесса-мусульманка — именно она, по его словам, была его лучшим инструктором.

Современный арнис в большей степени основан на использовании палки и рук, а не на традиционно сложных формах, характерных для древнего кали, которым мастера обучали преданных в уединенных местах. Сегодня арнис преподают в рамках общего курса на факультете физической культуры Манильского университета. Благодаря своей популярности система вызывает интерес в Европе, Австралии и Америке. На Филиппины едут специально, чтобы учиться у местных мусульманских и христианских мастеров эффектному филиппинскому боевому искусству, национальному достоянию этой страны.

Продолжение следует.


Источник: Muslim Heritage

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх