Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Известные немусульмане об исламе

Print

Уильям Монтгомери Уотт (William Montgomery Watt), шотландский историк, арабист, почетный профессор Эдинбургского университета:

«Я не мусульманин в обычном смысле слова, хотя надеюсь, что я  "мусульманин" как "тот, кто покорился Богу", но я убежден, что представления исламской философии, запечатленные в Коране и других [источниках] – это обширные хранилища божественной истины, по которым мне и другим людям Запада еще предстоит многому научиться, и ислам – это, несомненно, сильный претендент на то, чтобы обеспечить основы единой религии будущего» (Ислам и христианство сегодня, /Islam and Christianity Today, Лондон, 1983).

Христиан Снук-Хюргронье (C. Snouck Hurgronje), нидерландский ориенталист, исламовед, путешественник:

«Лига наций, созданная Пророком ислама, поставила принцип интернационального союза людей-братьев на такие универсальные основы, что указала ориентир другим нациям. По сути, никакая другая нация в мире не может продемонстрировать ничего, аналогичного тому, что сделал ислам – воплотил идею "лиги наций"» (Где встречается христианин с магометанином/Where Christian and Mohammedan Meet).

Ури Авнери (Uri Avnery), израильский журналист, политический деятель, бывший депутат Кнессета:

«Мусульманская Испания была раем для евреев, в мусульманском мире никогда не было холокоста евреев. Даже погромы были крайне редки. Мухаммад провозгласил толерантное отношение к "людям книги" (евреям и христианам) на условиях, несопоставимо более либеральных, чем в современной Европе».

«Мусульмане никогда не навязывали евреям и христианам свою религию силой, что доказывает тот факт, что почти все евреи, изгнанные из католической Испании, селились в мусульманских странах и там процветали».

Арнольд Дж. Тойнби (Arnold J. Toynbee), британский историк:

«То, что в среде мусульман изжито расовое сознание, есть одно из выдающихся нравственных достижений ислама, и современный мир сегодня, как никогда, нуждается в пропаганде этого достоинства ислама» (Цивилизация перед судом истории/Civilization on Trial, Нью-Йорк, 1948).

Джон Л. Эспозито (John Louis Esposito), американский историк, исламовед, профессор Джорджтаунского университета:

«Ислам стоит в длинной цепи семитских пророческих религиозных традиций, которые разделяют бескомпромиссное единобожие и веру в откровение Бога, Его пророков, этическую ответственность и подотчётность, и Судный день. Действительно, мусульмане, подобно христианам и иудеям, являются детьми Авраама, поскольку к нему восходят родословные всех этих общин. Исторически-религиозные и политические отношения ислама с христианским миром и иудаизмом оставались сильными на протяжении всей истории. Это взаимодействие было как источником взаимной пользы и заимствования, так и недоразумения и конфликта» (Ислам, прямой путь/Islam, The Straigt Path, Изд-во Оксфордского университета, Нью-Йорк, 1988)

Сароджини Найду (Sarojini Naidu), индийская поэтесса:

«Это первая религия, которая проповедовала и практиковала демократию; когда звучит азан, и верующие собираются вместе в мечети, демократия ислама воплощается пять раз в день, каждый раз, когда бедняк и король вместе преклоняют колени и провозглашают "Один только Аллах Велик"» (Идеалы ислама/ Ideals of Islam, Мадрас, 1918).

Анни Безант (Annie Besant), писательница, теософ, борец за права женщин:

«Я часто думаю, что в исламе женщина более свободна, чем в христианстве. Женщина больше защищена исламом, чем религией, проповедующей моногамию. В Коране законы о женщинах справедливее и либеральнее».

Гамильтон Александр Росскин Гибб (H.A.R. Gibb), шотландский историк-исламовед:

«Он [ислам] обладает мощной традицией межрасового понимания и сотрудничества. Ни одно другое общество не добилось такого успеха в объединении на основании равенства положения, возможностей и усилий такого количества и разнообразия человеческих рас… Ислам до сих пор имеет силу примирять внешне непримиримые традиционно-расовые элементы. Если когда-нибудь противопоставлению великих обществ Востока и Запада суждено смениться сотрудничеством, то неотъемлемым условием этого будет посредничество ислама. Во многом, именно в его руках находится решение проблемы отношений Европы с Востоком. Если они объединятся, надежда на мирный исход несоизмеримо усилится» (Для чего ислам/Whither Islam, Лондон, 1932).


Источник: About Islam

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх