Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

До каких пор религия будет прикрывать цели мировой геополитики?

Print

  Теймур Атаев

Наверное, до скончания жизни на земле будет продолжаться обсуждение темы: насколько религия (кто-то скажет, вера) является движущей силой насильственных акций, осуществляемых от ее имени.

Не исключено, что на первый  взгляд прозвучавшее покажется нелогичным. Какие еще могут быть сомнения в происхождении насилия (войны, теракты, бомбежки), ежели главные действующие лица не просто оперируют цитатами из священных текстов, но и совершают все предписанные религией ритуалы, обрамляя проводимые акции религиозными лозунгами?

Возможно, именно в данном контексте в свое время лауреат Нобелевской премии по физике Стивен Вайнберг произнес:

«С религией или вне ее, хорошие люди могут вести себя правильно, а плохие — совершать зло. Длясовершения же хорошим человеком зла нужна религия» ("With or without religion, good people can behave well and bad people can do evil; but for good people to do evil - that takes religion") [1].

Но так ли все однозначно?

 
Христиане против христиан? Мусульмане против мусульман?

Не будем спорить, сторонник взгляда о «чисто» религиозной подоплеки практически всех жестоких акций в мировом пространстве, где фиксировались и озвучивались религиозные лозунги, может, например, сослаться на британского философа XVII-XVIII вв., теоретика либерализма Джона Локка, озвучившего вопрос:

«Почему вышло так, что христианство больше, чем какая-либо другая религия, послужило причиной возникновения стольких сект, войн и беспорядков в гражданских обществах, и могут ли терпимость и широта взглядов предотвратить эти бедствия?» [2].

Допустим, но вот спрашивается, под какой знаменатель подвести следующий эпизод мировой истории? Год 1204-й. Христианский Рим объявляет очередной (четвертый) «крестовый поход» под лозунгом освобождения «Святой земли» от «неверных». А атакуется не менее христианский Константинополь, столица Византии. Да еще каким образом!

Давайте приоткроем страничку из откровений тогдашнего Римского Папы Иннокентия III:

«Некоторые [крестоносцы] совершали насилие, разврат и кровосмешение на глазах людей без различия религии, пола и возраста, утехам солдат были отданы не только замужние женщины и вдовы, но и женщины и девы, посвященные Богу. Мало было грабить имперские богатства и забирать добычу у богатых и бедных, вы посягнули на церковные сокровища, и, что хуже всего, на ее главное достояние, срывая серебряные чаши с алтарей, расхищая святые сокровищницы, иконы, кресты и реликвии» [3].

Напомним, это христиане воевали против христиан: католический Рим желал «приструнить» православную Византию. Но будем объективны, разве в основе имевших место насильственных действий фигурировала религиозная составляющая? Или все-таки причиной произошедшего является исключительно геополитическая подоплека?

Ну а если движением одних христиан против других правил политический фактор, насколько справедливо однозначно обвинять в кровавой вакханалии 1204 года непосредственно христианскую религию? Пусть даже атака сопровождалась именем Бога, но ведь нападению христиан подверглись те же христиане. Так не была ли здесь религия обыденным «прикрытием» геополитических интересов?

Попробуем взглянуть на другой берег планетарного пространства, к тому же в свежем обрамлении. Для начала вспомним сегодняшнюю популярность лозунгов «исламский радикализм», «исламский терроризм» и подобные им. Вслед за чем перенесемся в май 2017 г. В Саудовской Аравии президент США Дональд Трамп выступает перед свыше 50 лидерами мусульманских государств (правда, не всех ведущих). Как бы кто ни относился к фигуре нынешнего главы Белого дома, вряд ли он не обратил внимания на одну из прозвучавших в его речи мыслей. По словам Трампа, «наибольшее количество жертв» от атак терроризма «приходится на невинные народы арабских, мусульманских стран и стран Ближнего Востока». На них падает «большее количество убийств, а также самых больших разрушений в ходе этой волны фанатического насилия». Согласно некоторым данным, свыше «95% жертв терроризма — это мусульмане» [4].

Ну так что, и здесь высвечивается все та же своего рода парадоксальность? Мусульмане терроризуют своих? То есть так же, как христиане бьют (со смертельным исходом) христиан, мусульмане — собратьев?

 
Кто против кого? И за кого?

Но в таком случае, если следовать логике С. Вайнберга, моментально формирующаяся в людях злость после приобщения к вере (вне зависимости от конфессиональной ветви) направлена против «своих»? Значит, нет ничего спонтанного в звучащем уже как несколько лет в Сирии призыве к «джихаду» одних мусульман против других? То есть в основе объявления насильственного сопротивления одной оппозиционной ветвью властям и наоборот, а также призыве воевать против тех и других со стороны третьих и четвертых сил лежит исключительно плоскость религии?

Однако если копнуть чуть глубже, не обнаружатся ли за каждой из этих структур интересы ведущих мировых держателей политических акций? Но если ответ положительный, значит религиозным фоном правит полит-закулисье, а конфессиональный формат всего лишь красивый фантик?

Например, британо-американский историк, специализирующийся на восточных исследованиях, Бернард Льюис подчеркивал отсутствие в исламской традиции свидетельств использования терроризма, ибо «мусульманам предписывалось не убивать женщин, детей или стариков, ни подвергать пыткам и дурному обращению пленников» [5]. Можно ли не согласиться со сказанным? Но тогда получается, что проявления терроризма, осуществляемые с громогласно звучащими исламскими лозунгами, становятся реализацией подготовленного сценария?

Следовательно, хочет кто-либо это признавать или нет, на протяжении веков религиозный фон оказывается всего лишь внешней подсветкой геополитического столкновения мировых стран-лидеров.    

Вполне очевидно, что далеко не все воспримут озвученную точку зрения, у каждого может быть свое восприятие происходящего в мировом пространстве. Но речь идет о другом. Если мы сегодня не попытаемся «зрить в корень» происходящего в мире, стараясь разбирать подводные рифы планетарной геополитики, завтра это окажется абсолютно не актуальным. Так как большинство без толики сомнений будет настолько удовлетворено потчуемой информацией, что не испытает нужды в анализе (хотя бы в минимальном разрезе) происходящего с ними и вокруг.


1. Steven Weinberg. A Designer Universe?

2. Локк. Дж. Опыт веротерпимости

3. Письмо Иннокентия III маркизу Монферрату

4. Текст выступления президента США Дональда Трампа в Саудовской Аравии

5. LewisB., ChurchillB.E. Islam: TheReligionandthePeople, WhartonSchoolPublishing, 2008, P. 145–150. Цит. по: Р. Я. Эмануилов, А. Э. Яшлавский. Террор во имя веры: религия и политическое насилие

Об авторе
COM_CONTACT_IMAGE_DETAILS

Азербайджанский политолог, публицист. Окончил исторический факультет Азербайджанского государственного университета. Работал в системе Министерства культуры Азербайджана, потом в ряде политических и экономических структур. Тесно сотрудничает с русскоязычными Интернет-сайтами в России, Украине, Азербайджане и других странах.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх