Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Образование в исламе — роль мечети

Коран призывает правоверных к созерцанию, осмыслению и обретению знаний

Print

Коран вновь и вновь призывает правоверных к созерцанию, осмыслению и обретению знаний, которые приблизили бы их к Богу и Его творению.

Повторы в Коране призваны запечатлеть в сознании слушателей определенные ключевые концепции. Аллах (Бог) и Рабб (Господь) упоминаются в тексте Священного Послания соответственно 2800 раз и 950 раз; на третьем месте по числу упоминаний следует слово Ильм (знание) — 750 раз.

Пророк (мир ему и благословение) всегда подчеркивал, что знания необходимы каждому мусульманину, и призывал их продвигаться в поисках знаний так далеко, как это возможно, и искать знания на протяжении всей жизни.

Следуя этим наставлениям и традициям, мусульманские правители уделяли особенное внимание тому, чтобы каждый мусульманский ребенок получал соответствующее его возрасту образование, и сами делали значительный вклад в развитие учебных заведений и образование в целом.

Ислам во многом способствует тому, что начальное обучение доступно для всех мусульманских детей.

«Именно широта взглядов, — пишет Уайлдс, — которую демонстрировали они (мусульмане) относительно образования в школах, была одним из главных факторов стремительного и блестящего развития их цивилизации. Образование было повсеместно настолько распространено, что во все времена трудно было найти мусульманина, который бы не умел читать или писать».

Согласно Скотту, в мусульманской Испании не было ни одной деревни, в которой бы «блага образования» не были доступны каждому ребенку наибеднейшего и нуждающегося крестьянина, а в Кордове располагались восемьсот общественных школ, доступных для свободного посещения мусульманами, христианами и евреями. Лекции в них читали опытные преподаватели. Испанский мусульманин получал те же знания, что и ученые паломники из Малой Азии и Египта, из Германии, Франции и Великобритании. В великом мусульманском университете Кордовы профессорских званий добивались евреи и христиане.

Образование занимало в те времена столь значительное место, что как учителя, так и студенты пользовались огромным уважением со стороны населения. Огромные библиотеки, собранные состоятельными землевладельцами и купцами, демонстрировали, что образование — подобно тому, как это было в эпоху Итальянского Ренессанса (спустя шестьсот лет) — было одним из главных качеств благородного человека.

«Едва ли в какой-либо еще культуре, — пишет Педерсен, — ученая жизнь занимала столь значительное место, как в исламе. Знание (ильм), понятие которого обозначает весь мир знаний, представляет больший интерес для мусульманина, нежели что-либо иное… Жизнь, изначально возникшая в мечети, распространилась повсюду, наложив отпечаток на все сколь-нибудь значимые области человеческой деятельности. Каждое место — от мечети до больницы, обсерватории и медресе — были местом учебы. Ученые собирали учеников также и в своих домах. Аль-Газали, Аль-Фараби, Ибн Сина и многие другие после лекций в общих школах удалялись в свои собственные библиотеки, занимаясь собственными исследованиями и продолжая учить тех, "кому посчастливилось оказаться в числе приглашенных"».

Внутренний интерьер мечети-университета в Кордове, Испания. Построена в 785 г. н.э.

Эта всеобщность, равной которой нет и в наше время, стремление к образованию вполне соответствовали тем временам, и подобно многим другим тогдашним достижениям были свойственны лишь той эпохе и никогда более. Роль и место, которое занимала наука в то время, будут рассмотрены (по воле Аллаха) в последующих работах. Основное внимание в данной статье будет уделено существовавшей в то время организации образования, его целях и методах, и прежде всего той роли, которую играла в нем мечеть.

Мечеть сыграла огромную роль в распространении образования в исламском мире. Для Тибави связь мечети и образования является одной из ее главнейших характеристик на протяжении всей истории. Скотт рассматривает школу как важнейшее дополнение к мечети. Изначально мечеть, пишет Варденбург, была центром исламской общины, местом молитвы, размышлений, религиозных наставлений, политических дискуссий и образования. Везде, куда приходил ислам, учреждались мечети, давая таким образом начало основополагающим наставлениям. Мечети смогли развиться в признанные учебные заведения с сотнями, а иногда тысячами студентов, часто в них располагались большие библиотеки.

Первая школа при мечети была учреждена в Медине в 653 году, открытие первой школы в Дамаске датируется 744 годом. К 900 году почти при каждой мечети была начальная школа, образование в которой получали и мальчики, и девочки. Обычно дети начинали ходить в школу с пяти лет. На первых своих уроках письма они учились написанию девяноста девяти прекрасных имен Аллаха, а также простых стихов Корана. После овладения начальными знаниями в чтении и письме, ученикам предстояло изучение Корана, другим предметом была арифметика. Для желающих продолжать учебу в более крупных мечетях, где были доступны продвинутые уровни обучения, преподавались такие предметы, как арабская грамматика и поэзия, логика, алгебра, биология, история, право и теология.

Несмотря на то что образование повышенного типа обычно предоставлялось в медресе, больницах, обсерваториях и домах ученых, в Испании обучение (начало ему было положено в Мечети Кордовы в VIII веке) происходило главным образом в мечетях.

Основной формой обучения при мечетях был так называемый «круг учащихся», более известный в исламе как «Халякат аль-Ильм», или просто халякат. Это название, получившее в новой «Энциклопедии Ислама» произношение халька, обозначает «собрание людей, сидящих в кругу», или «группу учеников, сидящих вокруг шейха-учителя». Ученым гостям разрешалось в знак уважения садиться за преподавателем, и во многих халякат для гостейвсегда резервировались специальные места. Ибн Баттута свидетельствовал, что более пятисот студентов посещали халякат в мечети Омейядов. Мечеть Амра вблизи Каира в одно время имела более сорока халякат, а при главной мечети Каира было сто двадцать халякат. Путешественник и географ Аль-Мукаддас рассказывает, что однажды между двумя вечерними молитвами, когда он и его друзья располагались в зале мечети для того, чтобы побеседовать, он услышал призыв: «Повернитесь лицом к классу». Лишь тогда он осознал, что сидит между двумя классами — собравшихся было сто десять человек. Во время халякат, ведение которых осуществляли учителя, студентам разрешалось участвовать в обсуждении, а иногда даже оспаривать и исправлять позиции учителя, часто в горячих спорах.

Преподавание в большинстве крупных мечетей стало, согласно Макенсену, «квалифицированной профессией», и школа при мечети приобретала сходство с университетом и академией в поздние времена. Эти центры высшего образования со временем приобрели столь большое значение, что многие из них существуют и поныне и являются старейшими университетами в мире. Среди них Аль-Кайруван и Аль-Зайтуна в Тунисе, Аль-Азхар в Египте, Аль-Каравийин в Фесе, Марокко.

Получив широкую известность, они привлекали многих великих мусульманских ученых того времени. Выпускниками мечетей мусульманской Испании были Ибн Рушд, Ибн аль-Сайиги Ибн Бажжа. В иракском городе Басре Аль-Халиль Ибн Ахмад давал вмечети лекции по философии. Одним из его учеников был Сибавайх, позже ставший одним из наиболее известных грамматистов всех времен.

С начала IX века и вплоть до нашего времени славой Каравийин стал совет ученых (улемов). Свои исследования там проводили Ибн Халдун, Ибн аль-Хатиб, Аль-Битруджи, Ибн Харазим, Ибн Маймун и Ибн Уаззан и, вероятно, даже будущий папа Герберт, позже ставший Папой Сильвестром II, который ввел в употребление в Европе арабские цифры. Аль-Азхар привлек Ибн Аль-Хайтама, пробывшего там длительное время, тогда как Аль-Багдади преподавал медицину в конце XII столетия, а Ибн Халдун преподавал там ближе к концу XIV столетия.

Университет аль-Азхар в Каире. Открыт 22 июля 972 г. н.э.

Слава этих университетов привлекала многих студентов. Одни стремились учиться в Мечети Медины, при которой находилась одна из самых первых и наиболее известных школ. В Аль-Каравийин обучались множество студентов из Марокко и Северной Африки, а также Андалусии и даже Сахары. Учебу в них проходили представители династий Марокко и народа Феса. Университеты Гранады, Севильи и Кордовы пользовались наивысшим уважением у ученыхАзии, Африки и Европы, и в девятом веке лишь на одном факультететеологии в Кордове учились четыреста студентов, общее число которых достигало почти одиннадцати тысяч. Накануне британской оккупации в Аль-Азхаре у 230 преподавателей учились 7600 студентов. В начале исламской эры мечеть предоставляла обучение по одной или нескольким исламским наукам и литературе, однако после середины IX века все большее число студентов посвящали себя изучению правовых наук. Преподавались также астрономия и инженерное искусство в Аль-Азхаре, медицина в Аль-Азхаре и мечети Ибн Тулуна в Египте. В Каравийин велись курсы грамматики, риторики, логики, математики и астрономии, а также, вероятно, истории, географии и химии. В Тунисе в Кайруване и Зайтуне наряду с изучением Корана и юриспруденции преподавались грамматика, математика астрономия и медицина.

В Кайруване, в частности, занятия по медицине вел Зиад ибн Халфун, Ихак ибн Имран, Ихка ибн Сулайман, работы которых впоследствии — в XI веке — были переведены Константином Африканским. Они изучались на первом факультете медицины в Европе — Салерно на юге Италии, ставшем первым учебным заведением Латинской Европы. Как сообщает мусульманский путешественник и географ Аль-Мукаддаси (родом из Иерусалима), между двумя вечерними молитвами Мечеть Амра была заполнена студентами, пришедшими на занятия по Корану, праву, литературе и мудрости (философии или этике). В это время в Ираке фармакология, инженерное искусство, астрономия и другие предметы преподавались в мечетях Багдада, куда приезжали учиться студенты из Сирии, Персии и Индии.

Со временем мечети стали приобретать более широкие функции. Прослеживая эту эволюцию, Джордж Макдиси говорит, что в X веке наступил расцвет нового типа учебного заведения, в котором мечеть сочеталась с хан (или жильем) для студентов права, приезжавших из города. Покровителем подобных учебных заведений, представлявших собой второй этап развития школ, был Бадр ибн Хасанавайх — правитель ряда провинций во временади настии Буйидов — под его опекой оказалось более трех с половиной тысяч комплексов масжид-хан.

Главная причина построения комплексов масжид-хан, как поясняет Джордж Макдиси, состояла в том, что студент права должен был проходить обучение в течение длительного периода времени. Лишь базовый цикл обучения занимал четыре года, а время написания дипломных работ не было ограничено и часто занимало двадцать лет, в течение которых студент помогал своему наставнику в преподавании. Мечеть не могла использоваться в качестве жилища, за исключением особых обстоятельств, и таким образом, хан становился местом жилья для преподавателей и студентов и располагался неподалеку от мечети. Медресе (подробно о нем будет рассказано позже) являлось, согласно Макдиси, завершающим этапом развития мусульманской школы и сочетало в себе образовательные функции мечети и жилья хан. Это соответствовало традиции, установленной Пророком (мир ему и благословение), мечеть которого была присоединена к строению, служившему школой и жилищем для бедных и пришедших из других городов учеников.

Помощь, оказывавшаяся студентам во многих мечетях, была значительной. В Каравийин, к примеру, студенты не только освобождались от платы за обучение, но им время от времени даже выдавались денежные пособия. Байард Додж утверждает, что студенты там жили в квадратных поселках, в двух- и трехэтажных зданиях. Число студентов, обучавшихся в Аль-Азхар, всегда было высоким, Аль-Магриби упоминает, что в одно время в мечети вместе со студентами из Египта проживали 750 иностранных студентов из отдаленных земель, таких как Магриб и Персия. Байард Додж говорит, что каждый студент, не имевший жилья в Каире, был приписан к определенному жилому комплексу. Лучшим из студентов предоставлялось жилье вблизи мечети. В больших комплексах имелись библиотеки.

После посещения Дамаска путешественник Ибн Джубайр рассказывал о большом количестве различных удобств для иностранных студентов и гостей Мечети Омейядов, что побудило его утверждать:

«Пусть каждый на Западе, кто ищет успеха, придет учиться в этот город (Дамаск), ибо здесь предоставляется значительная помощь. Главное то, что студент здесь освобожден от всех забот о пропитании и жилье».

Мечеть и университет Каравийин в Фес, Марокко. Построена в 859 г. н.э.

Правители оказывали значительное покровительство мечетям, деятельность которых была посвящена образованию. В Каравийине были три отдельные библиотеки, самая престижная из которых — Библиотека Абу Инана, основанная Султаном Меринида Аль-Мутаваккилем Абу Инаном. Страстный читатель и коллекционер, Султан хранил в своих новоучрежденных библиотеках книги по различным темам, в том числе по религии, наукам и языку. Он также назначал библиотекаря, ответственного за ведение всех дел в библиотеке.

В Тунисе во время его оккупации испанцами в 1534-1574 гг. мечети и библиотеки подверглись обыскам, многие ценные книги и манускрипты исчезли. Впоследствии Оттоманы изгнали испанцев, восстановили и расширили мечеть Зайтуна с ее библиотеками и медресе, вновь вернув ей положение центра исламской культуры.

В Каире в 1365 году принц мамлюков Ялбага аль-Умари приказал выдавать каждому студенту мечети Ибн Тулуна сорок дирхемов и один ирдаб пшеницы ежемесячно. Мамлюки выплачивали также жалование и стипендии большему числу учителей и студентов. Эта тенденция особенно поощрялась Султаном Хусамом Аль-Дином Ладжином, восстановившим Мечеть Ибн Тулуна в Катайе — одном из районов Каира: он выплачивал жалования профессорам и стипендии студентам и приглашал королевского врача Шарафа Аль-Дина Мухаммада ибн аль-Хавафира для чтения лекций по медицине.

Следующий рассказ проливает свет на образование и образ жизни мусульман того времени.

При правлении в Египте Ибн Тулуна студенты посещали занятия у профессора, который на своих лекциях передавал им столь малую толику знаний, что деньги у них закончились до завершения курса обучения. Чтобы купить себе еду, они продали все, что у них было. После голодания в течение трех дней они были вынуждены просить милостыню. Тем не менее, никто из них не хотел совершать столь позорный поступок. Они бросили жребий, и проигравший свернул за угол мечети, где они жили, прося Бога освободить его от этого позора. И тогда к ним пришел посланник с деньгами от Ибн Тулуна, который был оповещен во сне о необходимости помочь им. Им также было передано послание, в котором говорилось, что на следующий день он посетит их лично. Чтобы избежать столь высокой чести, которая могла быть воспринята как желание личной славы, студенты ночью покинули Каир. С тех пор Ибн Тулун взял на себя всю опеку над студентами и гостями мечети.

Ислам оказал влияние своей системой образования на Европу и впоследствии на весь мир во многих отношениях, в том числе универсальностью, методами преподавания и выдачей дипломов. Джордж Макдиси, подробно рассматривая эту тему в своей книге, поднимает ряд важных вопросов. Ислам повлиял на ход развития университетской науки на Западе в таких ее аспектах, как академическая свобода преподавателей и студентов, написание докторской диссертации и ее защита, рассмотрение работы ученого коллегами и вынесение общего суждения о ней. Открытые научные дискуссии в мечетях имели место во времена, когда на Западе нетерпимость в ученой среде правила везде, а всякая свободная ученая мысль каралась сожжением на костре. Влияние также осуществлялось в форме большого числа переводных книг исламских ученых, сформировавших основу европейского образования в первых университетах (в Монпелье, Болонье, Париже, Оксфорде и др.), основанных в XII-XIII веках. Это влияние можно наблюдать также и вдругих случаях, слишком многочисленных и требующих чересчур пространныхописаний, чтобы на них останавливаться в данной статье (Макдиси и Рибера описывают их максимально точно и подробно).

На основе данного обзора можно видеть, что ислам и знание изначально ссамых первых шагов шли вместе рука об руку. Олицетворяя призыв Корана и хадисов Пророка (мир ему и благословение) к людям учиться и приобретать знания, основополагающий символ ислама — мечеть стала центром образования и науки. Действительно, и поныне в большей части исламского мира слово Джамиа означает одновременно мечеть и школу — даже теперь, когда они располагаются в различных зданиях, часто вдали друг от друга.

«Джамиа» — слово, которое в арабском языке означает университет, — происходит от Джами, т.е. мечеть. Ни в одном другом языке или культуре нет подобного словообразования — так же как нет лучшего примера для выражения связи, существующей между исламом и высшим образованием.

В статье также представлены веские аргументы, опровергающие обвинения авторов, возложивших ответственность за упадок мусульманской цивилизации на ислам, а не оккупацию и опустошение крестоносцами имонголами ее центров образования и науки (Кордовы, Багдада, Севильи ит.д.).


Источник: FSTC

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх