Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Обращаясь к теме женщин в исламе

Говорить о женщине в любой группе людей – значит посягать на самые основы социального устройства

Print

  Тарик Рамадан

Творец воспринимает женщин равными мужчинам – как люди и как верующие, они ничем не отличаются от мужчин, в делах поклонения к ним предъявляются совершенно те же требования.

Когда доходит до религии, то, пожалуй, редко какая другая тема вызывает столько самых сложных противоречий, трений и опасений – даже без «женского вопроса». Помимо священных писаний самих по себе, приходится иметь дело с древнейшими социокультурными традициями, глубоко засевшими в сознании поколений и требующими деликатного подхода – и здесь речь идет и о человеческих отношениях, и о прочно укоренившихся представлениях о себе, и о логике отношений.

Говорить о женщине в любой группе людей – значит посягать на самые основы социального устройства, внедряться в сферу культурных символов, гендерных ролей, во взгляды на семью, отношения авторитета и власти.

Это также значит говорить о людях, их свободе, независимости, их индивидуальных, духовных и социальных потребностях. Разговор о женщинах обнаруживает коллективное сознание, вскрывает верования и страхи, защитную силу которых можно признавать или не признавать, затрагивает фундамент социальных структур и их роли. Это непростое дело, оно связано с целым рядом сложных, переплетающихся друг с другом вопросов, и акцент на одном аспекте в ущерб другому иногда ведет к излишествам и перекосам – как в критике, так и в утверждениях. И тем не менее, дискуссия необходима.

В последние годы дебаты на Западе, а вслед за этим и в мусульманских странах, больше касались внешних проявлений «положения женщины в исламе». Это действительно важный вопрос, но сводя его к эмоциональным и упрощенным спорам о «проблемных практиках», мы упускаем из виду суть вопроса. Проблема «мусульманских женщин» обсуждается сегодня так, как будто она свидетельствует о непримиримых противоречиях между исламом и Западом, миром покорности и миром, сулящим свободу, с акцентом на контрасте между патриархальными традициями и западной современностью.

Снова и снова приводят длинный список различных видов дискриминации, связанных с одеждой, полигамией, насилием, наследованием и так далее. Помимо того факта, что представленные здесь утверждения открыты для дебатов по сути (конечно, при этом, ни в коем случае нельзя недооценивать природу дискриминации, с которой сегодня сталкиваются мусульманки), абсолютно необходимо расширить рамки этой дискуссии и вернуться к истокам и основам существующей системы представлений.

Многие мусульмане и мусульманки уже начали важную работу по изучению содержания священных писаний: как их следует читать и толковать, как они связаны с культурным окружением и структурой общества. Такое исследование необходимо, но важно не попасть в две главные ловушки.

С одной стороны, необходимо остерегаться слишком сильного погружения в самые деликатные вопросы и навязчивых попыток толкования этих мест, и не забывать о более комплексном подходе, связывать тексты с социальными условиями и подключать логику – в противном случае, возникает риск узкой контекстуальной трактовки или «рождения» очередной прописной истины.

С другой стороны, не следует представлять себе процесс критического переосмысления только в разрезе западных представлений, независимо от того, принимаете вы их или отвергаете.

Очевидно, что внутренние дебаты в свете письменных источников следует понимать и начинать изнутри [общины], нельзя естественно и не задумываясь привязывать их к категориям, которыми оперируют женщины и сторонники феминизма в западных обществах.

Впрочем, было бы ошибкой и непоследовательностью категорически отвергать соображения, родившиеся в ходе долгих и напряженных споров и дискуссий современного общества на такие темы, как женственность, независимость женщины, женская сексуальность, роль женщины в семье, обществе, экономике и политике, а также о логике власти и процессах отчуждения. Начиная со времен божественного Откровения некоторые вопросы неизбежно носили и будут носить сугубо специфический характер и должны восприниматься как таковые, но, тем не менее, следует также хорошо представлять себе связь ранних толкователей с их культурным окружением и социальным устройством.

Женский вопрос – это уравнение со многими переменными, и он требует учесть определенные точки зрения с самого начала, еще до того, как начать обсуждать природу проблемы и возможные решения. Что касается женского вопроса, мне кажется, недостаточно полагаться на несколько прямолинейных фетв – напротив, чтобы коренным образом продвинуться в этом деле, необходима открытость для новых перспектив.

Если нашими приоритетами в этой области является стремление к справедливости и реформам, прекращение дискриминации, то мы должны пересмотреть привычные рамки и методы, чтобы понимать писания и оставаться верными им по прошествии столетий и в иных социокультурных условиях. С течением времени этот процесс требует снова и снова возвращаться к размышлениям об отношениях мужчины и женщины, распределении ролей и власти.

Это также подразумевает и логическое развитие этих размышлений до необходимости задуматься о ситуации отчуждения, при которой женщины, переставая быть для мужчин предметом, становятся их целью (из субъекта превращаются в объект в понимании мужчин и общества). Это подразумевает и изучение извращенной логики, с помощью которой некоторые требования возвращаются рикошетом и заставляют женщин переходить от одной формы отчуждения к другой.

С этим парадоксом встречаются многие женщины, в том числе феминистки, и их мысли на этот счет следует знать и учитывать. Это может пролить свет на возможное сходство мнений по социально-политическим и культурным вопросам и выделить важнейшие отличия в представлениях о таких категориях, как «я», «бытие», «другой», и, наконец, «свобода».

Изначально в аятах Корана для обращения к женщинам и мужчинам новой религиозной общины использовалась только форма мужского рода множественного числа. Многие годы «верующими» (аль-муминун) или «правоверными» (ас-садикун) называли либо только мужчин, либо мужчин и женщин, бывших первыми сподвижниками Пророка (мир ему).

Однажды одна женщина (согласно другой версии хадиса, их было несколько) спросила Пророка (мир ему и благословение), почему явленное послание не говорит конкретно о женщинах. Позднее в Книге, – которая, неся универсальное послание, включала и ответы на вопросы, задаваемые мужчинами из окружения Посланника Аллаха (мир ему благословение) – мужчины и женщины стали упоминаться отдельно.

Эта эволюция послания является одним из примеров божественного воспитания в процессе откровения, которое продолжалось 23 года, таким образом, верующие развивались в своем понимании вещей и критически переосмысливали какие-то свои культурные или социальные обычаи.

По мере явления новых аятов положению женщин тоже было суждено подвергнуться постепенному преобразованию, хотя раньше их иногда убивали сразу после рождения из-за позора, который они могли навлечь. Таким образом, становилось все яснее, что послание Корана и отношение Пророка (мир ему и благословение) способны освободить женщин от культурных оков арабских племен и кланов, и обычаев того времени.

Творец воспринимает женщин равными мужчинам, как люди и как верующие они ничем не отличаются от мужчин, в делах поклонения к ним предъявляются совершенно те же требования. Мужчины и женщины – партнеры в духовном пути, во время которого действительно нужны поддержка и защита:

«Ваши жены – одеяние для вас, а вы – одеяние для них» (Коран, 2:187).

«Любовь и милосердие» – это сердечные ресурсы, которые делают возможной совместную жизнь: любовь сочетает качества [обоих полов], милосердие позволяет снисходительно смотреть на ошибки и слабости.

Важную роль в эволюции мышления мусульман сыграло и изгнание из Мекки в Медину: женщины Медины были более заметны, более активны, откровенны и более уверены, они удивляли мекканскую жену Пророка (мир ему и благословение), просвещенную Аишу, которая сказала:

«Благословенны женщины ансаров (жители Медины). Застенчивость не стояла у них на пути в поиске знаний о религии».

Мединский период помог отделить религиозные принципы от обычаев мекканских арабов и принести изменения положению женщин. Так начались перемены, подкрепляемые Откровением, социальными экспериментами и, конечно, отношением Посланника Аллаха (мир ему и благословение), которому подражали сподвижники. 

По этой причине разные аяты должны читаться и интерпретироваться в свете этих перемен, и ранние прочтения и интерпретации явленных текстов должны рассматриваться как идеальное отражение поведения Пророка (мир ему и благословение). 

Следовательно, совершенно оригинальные толкования относительно женщин, их статуса и прав появились очень рано. Движение за внутреннее преобразование осмысливалось и комментировалось с первых столетий, во время которых формировались науки о толкованиях Корана, но, действительно, в те времена читателями были, в основном, мужчины, которые читали Откровение через двойную призму своей гендерной принадлежности и культуры, от которой они, несомненно, были неотделимы. 

Сподвижники и первые улемы волей-неволей воспринимали тексты, отталкиваясь от своей ситуации и позиции, от своего контекста. Хотя в Книге говорится о женщине, ее жизни и сердце, факихи решили определить ее обязанности и права, в соответствии с различными функциями, которые ей предназначило общество. Поэтому женщины были дочерями, сестрами, женами или матерями, и правовой и религиозный дискурс относительно них строился на этих категориях. 

Мужчине, тем более юристу, действительно сложно подходить к женскому вопросу, воспринимая женщину, в первую очередь, как цельного и независимого человека – каким бы ни был внутренний процесс, инициированный разными откровениями или историческим опытом, этот подход неизбежно определенным образом корректирует прочтение текстов и ограничивает диапазон их толкования. 

Их задачей было назначить женщине какую-то функцию, составить список прав и обязанностей. Однако более пристальное прочтение тестов показывает, что цель упомянутой внутренней эволюции, поэтапный пересмотр статуса женщин, по сути, нужны для того, чтобы заложить в сознании верующего восприятие женщины через ее естество, а не через социальные функции. 

Это движение к главенству человеческого естественным образом порождает вопрос о социальном статусе; однако оно подразумевает беспрепятственность и всеохватность интерпретации и готовность принимать любые ее результаты. 


Источник: tariqramadan.com

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх