Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Эльмир Кулиев, Артур Конан Дойль и идеи реформизма

Print

  Теймур Атаев

Куда мы движемся и чего нам ждать?

Э. Кулиев о новых вызовах для уммы

В прошлом месяце известный азербайджанский ученый Эльмир Кулиев (автор перевода Корана на русский язык, — прим.ред.) высказал актуальнейшие замечания, касающиеся происходящего в мировой мусульманской умме. Произнесенное им особо оттенил факт отсутствия значимых высказываний на этот счет со стороны авторитетных исламских исследователей. Хотя, быть может, затронувший всех и вся повсеместный финансово-экономический кризис увел многих в совершенно иные направления.

Как бы то ни было, можно лишь приветствовать, что Э. Кулиев вновь стал радовать нас своими мыслями. По всей видимости, он почувствовал, что на сегодня и сейчас для мусульманского сообщества наступил переломный, если можно так выразиться, момент.

В настоящее время трудно говорить об умме как о едином организме, сказал он, ибо как такового единства среди мусульман нет — ни в религиозном, ни в политическом плане.

«Сложно сказать, какой из этих двух факторов является первичным, — продолжает мыслитель, — очевидно лишь, что религиозные и политические разногласия усиливают друг друга».

Также значительный разлад просматривается  в «интеллектуальной плоскости», а «идейная борьба между традиционалистами и реформистами, в которой, возможно, и родились бы ответы на многие вопросы, лишь обескровливает религиозную и интеллектуальную элиту». На фоне чего «практические решения, определяющие развитие мусульманских обществ», принимаются на основе «модернистских выкладок, базирующихся на заимствованных ценностях».

Отсюда однозначно просматривается, что «нынешней умме не хватает перерождения», следовательно «она должна состояться заново». Да и как может быть по-другому, если в кардинально изменившимся мире давно не место «мыслить категориями времён багдадских халифов». Претерпели изменения государства, границы, рынки, «мир меняется буквально на наших глазах, и не принимать в расчёт эти перемены невозможно». Трансформируются «способы передачи и приобретения знаний, а вместе с ними и взаимоотношения между носителями знания (учёными или жрецами) и остальными людьми».

Отсюда — звучная постановка Э. Кулиевым вопросов:

  • какая форма общественного устройства, не противоречащая Корану и Сунне, оптимальна в нынешних условиях?
  • в каком направлении должны развиваться государственные и общественные институты?
  • какие реформы нужно проводить в системе образования?

Их мыслитель называет вопросами «самоопределения», адресуемыми «в первую очередь, к интеллектуальной элите».

Вместе с  тем, как обращает внимание Э. Кулиев, за минувшие столетия так много локальных обычаев вросло в то, что мы называем традиционным фикхом. Для отделения того, что по-настоящему свято, от этих культурных наслоений требуется провести «большую археологическую работу». Она необходима для того, «чтобы прах минувших веков не тормозил» наше движение вперёд, «повёрнутая назад голова не мешала нам обходить препятствия», а «старые богословские споры не отвлекали нас от актуальных проблем» [1].

Согласимся, что сказанное Э. Кулиевым не просто смелый, а революционный, если можно так выразиться, взгляд на вещи. Пропитанный любовью к Исламу, людям, и в основе которого — многолетние думы о перспективах уммы. Ведь, действительно, что ждет всех нас впереди? Куда мы идем? С кем, наконец?

Реформы... Как же мы иногда убегаем от этого определения, нередко не осознавая, что речь идет прежде всего о реформировании самих себя. Да, Э. Кулиев говорит о реформах, важность которых понимаем все мы. Но, повторимся, разговор тут совершенно не об искусственной подмене доктринальных основ исламской религии, да и разве возможно это по сути? В корне наоборот, именно в целях следования Божественным установкам и соблюдения постулатов Всевышнего ученый пытается найти выход для продвижения вперед уммы и каждого из нас.

Причем данный подход этого теолога и философа — плод его многолетних размышлений, переживаний, сомнений. О чем свидетельствует беспристрастная история.

 
10 лет назад

О назревших реформах и обновлении Э. Кулиев ставил вопрос еще в 2007 году. И в этом — уникальность его политико-духовного (именно так!) чутья. Ровно 10 лет назад он утверждал, что мусульмане испытывают страх перед идеей «реформации, даже не вникая в ее суть». А ведь она «отнюдь не чужда нашей религии» и даже находит отражение в хадисе пророка Мухаммада (мир ему и благословение):

«Поистине, в начале каждого столетия Аллах будет посылать этой общине того, кто обновит для нее религию».

«Речь идет не об изменении или отмене коранических постулатов, — раскрывал Э. Кулиев, — а о критическом осмыслении традиции в свете самого Корана и нынешних общественных отношений, о реформе общественного сознания».

Нельзя забывать, что на протяжении многих веков исламские ценности были усвоены многими народами и переплелись с традициями, определяющими их быт, хозяйственные отношения, политическую культуру. Эти традиции могут не иметь никакого отношения к исламу, но зато препятствовать развитию рыночной экономики, формированию гражданского общества и даже интеллектуальному развитию страны.

Вслед за этой констатацией Э. Кулиев привел пример, «касающийся болезненной для нас темы», а именно, убежденность ряда мусульман в том, что «девушке не нужно высшее образование», т. к. «ее основная задача — рожать и воспитывать детей». В основе данного мнения, отметил в 2007 году Э. Кулиев, убежденность, что «этому учит наша религия», хотя ни в Коране, ни в хадисах «мы не встретим ничего подобного». Напротив, «наш Пророк завещал давать девочкам достойное воспитание и образование», без которого «невозможно развитие общества». Ибо непосредственно мать формирует основы личности ребенка, дает ему первое воспитание, прививает любовь к труду и знаниям. Кроме того, роль женщины в исламе не ограничивается только семьей, и ее участие во многих областях общественной жизни просто необходимо. «Традиционалисты могут не соглашаться с этим, но в этом нет вины ислама».

Рассмотрев данную ситуацию, Э. Кулиев вывел, что «переоценка окаменевшей за последние несколько столетий традиции и есть обновление, за которое мы ратуем». Поэтому, как подчеркнул он, «нынешнее столетие должно стать веком мусульманской Реформации. И как в свое время протестантизм, обратившись к своим священным книгам, упразднил пышный католический культ и встал на защиту интересов буржуазии, так и сегодня мусульманские реформаторы должны отстаивать чистоту веры и способствовать социально-экономическому развитию мусульманских обществ».

«Реформа сознания, — заключил мыслитель, — позволит воспитать молодое поколение на обновленных ценностях, укрепить доверие в обществе и улучшить благосостояние всех его членов» [2].

В свою очередь, несколько лет назад автор ставил вопрос, «как сделать так, чтобы в век технологической революции, развития Всемирной Паутины, фактически стирающей границы всякого рода (в прямом и переносном смысле), не просто сохраниться и сохранить внутреннее», а «продемонстрировать всему миру реальность и действенность духовного фактора на планете» — в качестве «жизненно важной основы прогресса всего человечества»? Это — «далеко не эгоистический подход и не проявление тщеславия», но лишь «веление во имя Единого Бога». Вслед за чем звучал призыв предпринять совместные усилия в этом направлении, «вне зависимости от национальности, географического месторасположения, нашего адреса проживания или приверженности мазхабу». Т. к. «без нашего единения» и усилий «достижение реализации стоящих перед уммой глобальных задачи в интересах сохранения общемировой цивилизации будет затруднено», и, не дай Аллах, наступит этап, когда «жизненным станет» название известного романа американской писательницы Бел Кауфман — «Вверх по лестнице, ведущей вниз» [3].

Таким образом, как мы видим, проблемы уммы освещались с различных углов. Тонкость же тут в том, что Э. Кулиев не просто озвучивал вопросы, но и пытался выискать решения. Это — внутри него, как следствие испытываемой боли за судьбу людей и заботы о потомках. Тем самым, совершенно не удивительно, что и в дни сегодняшние Э. Кулиев вновь посчитал важным довести свои мысли до окружения. Ближайшего и не очень. Свои опасения и переживания.

В свете отмеченного, автор посчитал целесообразным чуть абстрагироваться от «исламского» вектора, чтобы обратиться к наследию... Артура Конан-Дойля. 

 
Заключение в обрамлении Артура Конан Дойля

Блестящий Артур Конан Дойль, который не нуждается в особом представлении, в последние двадцать лет своей жизни стал активным сторонником и пропагандистом идей спиритуализма (спиритизма). Возможно, это внутренний позыв выдающегося мастера привел его к некоторому переосмыслению ситуации внутри (или вокруг?) христианства. 

В 1918 году он писал:

«Я, конечно же, не верю и никогда не верил в человекоподобного Бога, но верю в Разумную Силу по ту сторону всей деятельности природы — Разум, столь бесконечно сложный и великий, что мой ограниченный ум не может постичь о нем ничего, кроме самого факта его существования».

После чего Конан Дойль посчитал необходимым «высказать истину, которая и так должна быть слишком очевидной для многих, как бы она ни осуждалась некоторыми: Христианство должно измениться или погибнуть». Таков «закон жизни: вещи и явления либо приспосабливаются, либо погибают». По словам маститого писателя, «христианство и без того уже слишком долго медлило с переменами, оно медлило до той поры, пока церкви его наполовину не опустели, пока главной опорой его не сделались исключительно женщины и пока образованная часть общества, с одной стороны, и самый бедный класс его, с другой, — как в городе, так и в деревне — не отвратились от него».

Далее Конан Дойль предпринял попытку «обрисовать причину происходящего, ведь последствия налицо во всех ветвях христианства и происходят из одного глубоко лежащего корня».

Люди отходят от Церкви, записал он, потому что не могут искренне верить в те факты, которые представляют им в качестве истинных. Их «разум и чувство справедливости оказываются одинаково уязвлены», ведь «нельзя увидеть справедливости в искупающей силе жертвоприношения, ни в Боге, который может быть умилостивлен такими средствами». Помимо того, многим непонятны такие выражения, как «отпущение грехов», «очищенье кровью агнца» и тому подобное. Кроме того, по мнению писателя, «слишком много внимания уделено смерти Христа, и слишком мало — его жизни, ибо именно в этой последней заключается истинное величие и настоящий урок». Жизнь Иисуса, «даже в тех ограниченных воспоминаниях, что дошли до нас, не содержит в себе ни единой черты, которая не была бы прекрасной, жизнь, полная естественной терпимости к другим, всеохватывающего милосердия, умеренности, обусловленной широтой ума, и благородной отваги; жизнь, устремленная всегда вперед и вверх, открытая новым идеям и все же никогда не питающая горечи в отношении тех идей, которые она пришла упразднить, хотя порой даже и Христос теряет терпение из-за узости ума и фанатизма их защитников». Особенно привлекательна «его способность постичь дух религии, отметая в сторону тексты и формулы». Непосредственно «восхитительная» жизнь Иисуса «является истинным центром христианской религии» [4].

Наверное, вполне очевидно, о чем говорил Артур Конан Дойль. Будучи высокоинтеллектуальной личностью, он просто не мог не видеть слабых мест, «сопровождавших» Христианство. И совершенно не отвергая библейские постулаты, он лишь ратовал за взгляд на религию с точки зрения Жизни. Реализма.

А не об этом ли размышляет вслух Э. Кулиев (в преломление к Исламу)? Реформирование в любой сфере — это далеко не обязательно слом до основания. Здесь ведь может фигурировать реконструкция. Или освежение. Но, в любом случае, как говорит ученый, это — «болезненный процесс», требующий «осторожного и взвешенного подхода, научных и при необходимости общественных дискуссий». Здесь нужны «тонко заточенные инструменты, чтобы не повредить и не навредить», однако «очистить древнюю находку всегда лучше, чем похоронить её под новым слоем праха». Тем более что наличествует «твёрдая уверенность в том, что она хорошо сохранилась и будет долго сверкать в умелых руках». 

Красиво сказано, не правда ли? И не менее актуально! По Э. Кулиеву, исламская методология «не только увязывает нашу мирскую жизнь с жизнью будущей и наши поступки с ответственностью за них». Она обеспечивает «целостный взгляд на мир и на место человека в нём и только после этого направляет его на поиск конкретного решения». Без данного «императива нет будущего ни у науки, ни у самого человечества» [1].

Наверное, нам остается лишь более внимательно прислушаться к нашему авторитетному современнику, чтобы осознать сложность ситуации, сложившейся в мусульманском сообществе. Э. Кулиев не просто озвучивает сложность момента, но и предлагает всем нам задуматься над путями выхода из кризиса. При этом ученый ни на чьи плечи не перекладывает ответственность, будучи готовым самому принимать самое активное участие в деле реформирования отдельных деталей на обрисованной площадке. Мы прекрасно знаем, что выход может найтись из любой трудности, ежели наши помыслы чисты и направлены во благо человечества.

Поэтому будем надеяться, что тревожный звук колокольчика, услышанный нами благодаря откровениям Э. Кулиева, несколько встряхнет всех нас! Ин ша Аллах! 


1. Эльмир Кулиев о новых вызовах для уммы

2. Эльмир Кулиев: «В переосмыслении религиозных ценностей нуждается все общество»

3. Теймур Атаев. Мусульмане в современном мире. Как, с кем и в каком направлении двигаться?

4. Артур Конан-Дойль. Новое откровение

Об авторе
COM_CONTACT_IMAGE_DETAILS

Азербайджанский политолог, публицист. Окончил исторический факультет Азербайджанского государственного университета. Работал в системе Министерства культуры Азербайджана, потом в ряде политических и экономических структур. Тесно сотрудничает с русскоязычными Интернет-сайтами в России, Украине, Азербайджане и других странах.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх